USD/RUB 65.5250
EUR/RUB 75.1225
ИндексМесяцГод
Индекс МосБиржи-2.0%+13.6%
USD/RUB-1.0%+14.3%
EUR/RUB-3.1%+10.9%
Золото-1.0%+9.7%
Мы в соцсетях:

Когда ты никому не нужен

18.07.2018 Источник: НПФ Согласие (АО)

Или кратко о накопительной пенсии в России.

«Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно». Эта цитата Фёдора Михайловича Достоевского очень точно характеризует нынешний статус пенсионной реформы 2002-го года, которая ввела накопительный элемент в систему обязательного пенсионного страхования.

Накопительная пенсия оказалась никому не нужна и, как итог, сейчас оказалась в ситуации «клинической смерти». Что я имею ввиду? Она не решила те ключевые задачи, для которых создавалась: не повысила потенциальный коэффициент замещения утраченного заработка и не стала «длинными» деньгами в экономике.

Накопительная пенсия оказалась не нужна застрахованным лицам. Можно долго спорить, стала ли она ассоциироваться у граждан с их собственными деньгами и осознанно ли они выбирали тот или иной НПФ и, как итог, больше половины застрахованных в системе ОПС граждан выбрали именно негосударственный пенсионный фонд. Или же, как раз, наоборот, застрахованным лицам настолько безразлична судьба их виртуальных накоплений, что они готовы были подписать любые бумаги, касающиеся этих самых их виртуальных накоплений, чтобы получить какие-то сиюминутные выгодны «здесь и сейчас». Например, – под обещание одобрения кредита, или демонстрации лояльности текущему работодателю, или чтобы этот назойливый агент наконец отстал…

Когда в конце 2013-го года пенсионные накопления были заморожены, для большинства и на это было «всё равно» – деньги же были виртуальными, взносы эти платило не само застрахованное лицо, а работодатель. Мыслилось это гражданами так: «Что-то там заморозили – и не жалко, я всё равно их никогда не видел!»

С заморозкой накоплений исчезла и возможность того, что выплаты накопительной пенсии выполнят свою социальную функцию – увеличат коэффициент замещения утраченного заработка, доведя его совместно со страховой пенсией до 40-50%, что позволило бы обеспечить более-менее комфортный выход на пенсию.

Финансовому рынку пенсионные накопления тоже оказались не нужны. По идее, они должны были стать «длинными деньгами», основой и опорой экономики. Но по факту этого не произошло – на рынке не оказалось нужных инструментов для подобных инвестиций. У фондов были жёсткие законодательные ограничения, куда можно инвестировать пенсионные деньги, под которые попадало не так много длинных инвестиций, да и многие из них были не самые однозначные с точки зрения элементарного экономического обоснования.

Фонды в рамках вступивших в силу изменений о фидуциарной ответственности сейчас будут стараться максимально подстраховываться в своих инвестициях, поскольку если регулятор сочтёт, что вложение в тот или иной проект было не обоснованным, фонду придётся доплатить из собственного капитала как минимум несколько процентов доходности, а то и возмещать часть «тела» накоплений. …Сейчас я могу представить такие случаи пока лишь теоретически, но все возможно! Поэтому момент, когда НПФ могли обрести здесь союзников среди заинтересованных в «длинных» деньгах компаниях или даже секторах экономики, увы, упущен.

По факту НПФ так и остались одним из инвесторов (причём далеко не самым крупным), покупающим на пенсионные накопления ОФЗ, облигации и акции, причём – только «голубые фишки», размещающие депозиты, и только в очень небольшом количестве самых надёжных банков.

Фонды не могут инвестировать на слишком долгий срок ещё и потому, что один раз в год, в марте, им нужно держать на счетах достаточно большую сумму «кэша» для расчётов с другими фондами и их клиентами после подведения итогов переходной кампании по ОПС. Клиент при смене НПФ обращаются в «новый» фонд, «старый» фонд узнаёт об этом уже по итогам кампании, поэтому предсказать сколько денег фондам необходимо иметь на расчётном счёте, чтобы рассчитаться с другими НПФ, можно лишь очень условно. Зачастую фонды перестраховываются и выводят в «кэш» до четверти своих активов.

Как итог – накопительная пенсия оказалась никому не нужна. Не нужна застрахованным лицам, так как на пенсию жить никто из них не собирается. Кто-то думает, что не доживёт. Причём, начал думать об этом ещё до того, как на уровне правительства стало обсуждаться повышение пенсионного возраста. Кто-то продумывает «план Б», в виде квартирки, чтобы сдавать. А кто-то просто надеется на авось.

Не нужна накопительная пенсия и экономике. Так как в своём текущем статусе НПФ мало отличаются от иных инвесторов. И поскольку накопительная пенсия так и не решила поставленных перед ней задач, то оказалась попросту не нужной и инициатору реформы – государству. Поэтому в нынешнем виде её тихо свели на нет. Предполагается, что на замену ей придёт система индивидуального пенсионного капитала. Будет ли она работать, эта система, – покажет время. Ждём её запуска, ждём и надеемся!

Поделиться:
Подписаться на Twitter:
Follow Investfundsru on Twitter

18.07.2018 Есть ли у НПФ будущее при текущей пенсионной реформе
  18.07.2018 Когда ты никому не нужен
18.07.2018 СМИ узнали о предложениях Счетной палаты по доработке пенсионной реформы // РБК


Упомянутые НПФ

НПФ Согласие (АО)



Регистрация
Напомнить пароль