EUR / USD 1.1751 (0.44%)|USD / JPY 109.7390 (-0.89%)|USD / RUB 59.1116 (-0.62%)
ИндексМесяцГод
ММВБ-0.9%-1.4%
USD/RUB+0.3%-7.4%
EUR/RUB+3.0%-3.4%
Золото+3.8%-12.2%
Мы в соцсетях:

«Мы растем в условиях тектонических сдвигов на пенсионном рынке» - интервью с генеральным директором финансовой группы «Будущее» Мариной Рудневой // Газета.ru

19.05.2017 Источник: Газета.ru

О том, как работают пенсионные фонды в условиях заморозки накопительных отчислений и повышенных требований со стороны регулятора, насколько оправдано сокращение числа участников рынка и их объединение, а также о тенденциях и перспективах пенсионного рынка рассказала в интервью «Газете.Ru» генеральный директор финансовой группы «Будущее» Марина Руднева.


— Число клиентов НПФ уже достигло 30 млн человек. Почти пять из них — в фондах вашей группы. Как развивались НПФ группы «Будущее» в 2016 году?

— Группа закончила год с чистой прибылью в размере 4,5 млрд руб. Мы добились этого за счет увеличения процентного дохода на 42% и доходов от инвестиционной деятельности на 106%. Флагманский фонд группы — НПФ «Будущее» — показал прибыль в размере 1,5 млрд руб., это среднерыночное значение.

Мы продолжаем увеличивать активы. В прошлом году параллельно с привлечением новых клиентов присоединили к НПФ «Будущее» три фонда — НПФ «СтальФонд», «Уралсиб» и «Наше Будущее». В этом направлении мы видим значительные возможности, связанные с сокращением операционных расходов и повышением качества управления. Мы уже зафиксировали экономический эффект от присоединения «СтальФонда» в размере 300 млн руб. Пропорционального эффекта ждем в отчетности 2017 года в результате присоединения НПФ «Уралсиб» и НПФ «Наше Будущее».

--Фонды отчитываются по стандартам МСФО только второй год. Какие показатели влияют на прибыль или убыток?

--Это ряд факторов, включая переоценку бумаг в портфеле, создание резервов под определенные активы, для того чтобы обеспечить стабильность портфеля даже при форс-мажорах в экономике, размер вознаграждения, выплачиваемого УК, сокращение операционных расходов от присоединения фондов. Опять же, если речь идет о нескольких фондах внутри одной группы, существенную роль играет аллокация расходов между НПФ. Так, в 2016 году привлечением на материальном уровне занимался только один фонд нашей группы – НПФ «Будущее», и все аквизиционные расходы легли именно на него, повлияв на результат по МСФО. При этом надо понимать, что результаты самой кампании в прибыли мы увидим уже в отчетности 2017 года.

— Как на деятельности фонда сказываются колебания рынка? В первом квартале значительно просел рынок акций?

— Действительно, весь прошлый год рынок российских акций бурно рос. Но эта положительная динамика сменилась резкой коррекцией в начале этого года. По итогам первого квартала индекс ММВБ потерял почти 11%. Безусловно, это может сказаться на результатах работы НПФ, потому что акции — один из инструментов для вложения.

Однако важно понимать, что квартальная доходность — это промежуточные показатели. Во-первых, она не начисляется на счета, на счета клиентов фонды начисляют только годовую доходность. Во-вторых, короткие периоды для пенсионных денег не релевантны. Период накоплений в НПФ длительный, поэтому и пенсионные деньги длинные. Их доходность нужно оценивать на долгосрочных периодах, от трех-пяти лет, и выводы об эффективности вложений делать по ним. Оптимально, чтобы увидеть объективную картину, смотреть нужно на показатели за последние пять-восемь лет.

— Что стало драйвером пенсионной отрасли в 2016 году и какие планы по развитию у вас как у одного из крупнейших участников рынка?

— В условиях продолжающейся заморозки пенсионных накоплений и подготовки к запуску системы индивидуального пенсионного капитала у рынка по-прежнему остается два источника прироста: привлечение новых застрахованных лиц и инвестиционный доход. Для ключевых финансовых групп, консолидирующих пенсионный бизнес, добавляется еще один: рост в результате присоединения НПФ, что дает перспективы для дополнительных предложений клиентам и кросс-продаж.

Мы — одна из немногих групп на рынке с непрерывным развитием. Игроков с таким интенсивным приростом в течение одного года нет. В прошлом году «Будущее» приобрело три фонда — НПФ «Уралсиб», «Наше Будущее», «Образование», в начале этого года закрыло сделку по покупке акций НПФ «Социальное развитие». Смешанная стратегия роста за счет приобретения фондов и органического наращивания объемов бизнеса позволила нам войти в пятерку российских компаний — лидеров пенсионного рынка. Суммарный объем активов под управлением по итогам прошлого года составил 291,8 млрд руб., это около 12% от общего объема рынка НПФ. И сейчас, когда периметр группы окончательно формируется, предыдущие шаги должны дать свои результаты. Число наших клиентов достигает 5 млн человек, и это уникальная клиентская база, для которой сейчас мы будем развивать кросс-продажи, обслуживание, дистанционный сервис.

— В чем необходимость присоединять фонды группы к НПФ «Будущее»? Почему не оставить каждый из них развиваться в соответствии со своей стратегией?

— Объединение фондов — управленческих, финансовых, человеческих ресурсов — всегда дает мощную синергию. Она позволяет совершенствовать корпоративное управление, а значит, быть стабильнее в условиях рыночной экономики, эффективнее справляться с внешними вызовами. На сегодняшний день пенсионные фонды финансовой группы «Будущее» — это команда из всех секторов финансового рынка: банковского, страхового, пенсионного. Мы непрерывно наращиваем экспертизу, заимствуем лучшие бизнес-практики у присоединяемых фондов, свои отлаженные процессы распространяем на них. В конечном итоге консолидация обеспечит в фондах единые механизмы принятия решений, операционной деятельности, общий подход в формировании инвестиционных стратегий. В итоге вся деятельность оптимизируется, становится органичнее.

Кроме того, для фондов консолидация — это всегда вызов. На фоне одновременно проходящих процессов консолидации негосударственных пенсионных фондов внутри группы, что само по себе требует существенных затрат и ресурсов в структуру группы, мы обязаны продемонстрировать непрерывность бизнес-процессов, ведь мы продолжаем работать для действующих клиентов.

В 2016 году в НПФ «Будущее» параллельно с привлечением и удержанием клиентов происходило присоединение трех НПФ. Фонд перешел на отчетность по единому плану счетов, усовершенствовал систему риск-менеджмента, запустил пилотные стресс-тесты. Это большая нагрузка, которую мы успешно выдержали.

И это — необходимость для дальнейшего развития. Аккумуляции ресурсов от фондов требует отрасль. За последние три года издержки рынка возросли, контроль регулятора усилился: фондам сегодня нужно инвестировать в совершенствование процедур управления и развитие систем риск-менеджмента. В конечном счете все это направлено на соблюдение интересов застрахованных лиц. Но издержки возрастают, и логично, что увеличивать надо и объем бизнеса.

— То есть присоединения — это, по сути, вынужденный шаг?

— Это тренд рынка. Мы растем в условиях тектонических сдвигов в системе. За последние три года ландшафт пенсионного рынка изменился кардинально, произошли серьезные структурные изменения, и НПФ в хорошем смысле слова уже не те, что были раньше. Это не карманные пенсионные фонды предприятий, а финансовые институты, способные и готовые участвовать в экономике страны.

Для этого создана вся необходимая инфраструктура — завершено формирование системы гарантирования накоплений, выстроены механизмы управления рисками. Ведущие НПФ сегодня принимают и активное участие в формировании профессиональных стандартов отрасли, содействуют регулятору рынка в создании нормативной и процедурной базы. Именно объединяясь в крупные финансовые холдинги под управлением опытнейших бизнес-команд, фонды смогут работать по-настоящему эффективно.

— Но с другой стороны, в чем плюс для клиента от объединения?

— При соблюдении соотношения риск — доходность любая инвестстратегия в долгосрочной перспективе даст сопоставимые результаты. Мы работаем на одном рынке, крупных разрывов не будет, тем более с учетом тех ограничений на инструменты инвестирования, которые вводятся сегодня. Наибольший потенциал реализуют те финансовые группы, кто сможет обеспечить лучший сервис. Кому удастся построить принципиально новую среду, экосистему с защищенными правами потребителя и востребованным продуктовым предложением, у кого получится стать открытым, прозрачным, надежным финансовым партнером. Как это сегодня происходит в банках. И вот здесь решающую роль сыграет экспертиза, потому что качество сервиса крупные игроки смогут обеспечить именно за счет синергии ресурсов и компетенций, эффективности управления, оптимизации операционных расходов. Мы двигаемся в этом направлении.

— Как вы планируете этого добиваться?

— Мы общаемся с клиентом, оптимизируем службу обслуживания. Сегодня у нас менее 1% неотвеченных вызовов. При росте бизнеса и числа обращений почти вполовину численность персонала у нас не растет пропорционально. В группе работает сразу несколько каналов дистанционной коммуникации с фондами, мы готовим к запуску новый полнофункциональный личный кабинет, и, что важно, смотрим, как те же тренды использования цифровых технологий и удаленного обслуживания реализовать в отношениях с бизнес-партнерами. Эффективное сотрудничество на современном финансовом рынке — залог успеха. Партнеры тоже смотрят на нас как клиенты — сможем ли мы, например, предложить лучшие технологии для заключения договора?

— О каком сервисе может идти речь, если сегодня клиент обращается в НПФ максимум два раза — для перевода накоплений и для назначения пенсии?

— Наша задача — создать для клиента потребность и условия контактировать с нами чаще, сделать общение не только постоянным, но и полезным. Обслуживание, помощь в финансовом планировании, взаимодействие на разных этапах жизни, а не только при наступлении пенсионного возраста. Сегодня для этого создана вся инфраструктура, которую нужно наполнить правильным содержанием.

Сколько фондов три года назад имели полноценные личные кабинеты на сайтах, общались с клиентом в социальных сетях, имели отлаженные технологии работы в контактных центрах? Во многих ли банках три года назад вы могли заключить договор на пенсионное обслуживание? И насколько удобной была эта услуга, сколько времени отнимала?

Сегодня мы заключаем договоры обязательного пенсионного страхования в десяти крупных ритейловых банках, общей сетью более 2 тыс. отделений. Договор заключается не дольше 10 минут, и 90% — через систему электронного документооборота, то есть быстро, просто, по защищенным каналам связи, без печатей и доверенностей.

Сейчас все происходит по-другому. Рынок стал сложнее, интереснее и вместе с тем цивилизованнее. НПФ постепенно встраиваются в ту финансовую инфраструктуру, которую сформировали банки и страховые компании совместно с ритейлом, и общение с клиентом становится более простым и удобным. Следующий шаг — наполнение этого общения новыми смыслами.

— Насколько перспективными могут быть дополнительные продажи, учитывая узость линейки пенсионных продуктов, законодательные ограничения на маркетинг в пенсионных фондах?

— Мы уже разрабатывали поправки к 75-ФЗ, касающиеся ограничения маркетинга в НПФ, и намерены продолжать эту работу.

— Сегодня пенсионные фонды работают в условиях ограничения на инвестиции. В чем преимущество крупных групп с точки зрения инвестиционной деятельности?

— Крупные пенсионные группы — это серьезные институциональные инвесторы, необходимые для развития бизнеса и инфраструктуры. Укрупнение фондов позволяет быстрее находить якорных инвесторов на проект, а значит, реализовываться самим проектам.

Ирина Быстрицкая

Поделиться:
Подписаться на Twitter:
Follow Investfundsru on Twitter

22.05.2017 Индексы рынка пенсионных накоплений (19.05.2017)
  19.05.2017 «Мы растем в условиях тектонических сдвигов на пенсионном рынке» - интервью с генеральным директором финансовой группы «Будущее» Мариной Рудневой // Газета.ru
19.05.2017 Индексы рынка пенсионных накоплений (17.05.2017)


Упомянутые НПФ

НПФ БУДУЩЕЕ (АО)



Регистрация
Напомнить пароль